Home

В начале апреля прошёл юбилейный десятый онлайн фестиваль российского авторского кино „Дубль Дв@”, организованный „Российской газетой”. В этом году в Польше основной площадкой снова стал факультет прикладной лингвистики, а также факультет Artes Liberales Варшавского университета. География просмотров оффлайн тоже расширилась – фильмы смотрели в аудиториях Гданьского, Познанского, Варминско-Мазурского, Жешовского и других университетов.

#Konstantin Fam

Для оффлайн показа организаторы выбрали киноальманах „Свидетели”. Фильм включает в себя три киноновеллы: „Туфелька”, „Брут”, „Скрипка”.  Все части фильма в своё время были претендентами на премию „Оскар” в категории „Лучший игровой короткометражный фильм”, а также победителями множества российских и международных кинофестивалей. На X Онлайн кинофестивале „Дубль Дв@” киноальманах стал также победителем – в номинации Приз зрительских симпатий. Представить фильм по приглашению Варшавского университета прилетел режиссёр и продюсер – Константин Фам.

Konstantin Fam

Константин Фам

По разрешению программного директора фестиваля Валерия Кичина фильм был показан дважды. На факультете Artes Liberales после просмотра состоялась интересная дискуссия, которую вёл Лукаш Ясина с участием профессора Херонима Граля и Михала Олешчыка. В Институте специализированной и межкультурной коммуникации факультета прикладной лингвистики у студентов также возникли вопросы после  просмотра киноальманаха. К слову, студенты этого института под руководством Патриции Спытек уже третий год подряд переводят материалы фестиваля „Дубль Дв@” на польский язык, чтобы можно было познакомиться с аннотациями к новым фильмам.

Выбор фильма был не случаен: все три новеллы посвящены болезненной в Польше теме Холокоста. Именно здесь находились самые страшные нацистские лагеря смерти. Для режиссёра эта тема оказалась семейной и личной трагедией – видимо, поэтому все части киноальманаха получились столь пронзительными и проникновенными.

Константин Фам ответил также на несколько наших вопросов.

Когда Вы представляли киноальманах „Свидетели” польской аудитории, Вы признались, что это для вас очень волнующе. Почему?

– Действительно, я очень волновался. Это, наверное, и детский страх, несмотря на то, что после войны прошло уже более 70-ти лет, но видимо сильна генетическая память. В моих генах течёт еврейская кровь, и оказалось, что моих еврейских родственников, проживавших в Польше и Белоруссии, практически не осталось.  Также я на половину вьетнамец. Во Вьетнаме, который был разделён на южный и северный, были свои тяжёлые подобные события. Моё чувство было как у ребёнка, который попал в неблагополучный район, – ощущение опасности, что мой фильм в Польше могут не принять. Внутренний страх антисемитизма был очень силён. И для меня было большим открытием и удивлением, насколько хорошо, искренне, принял польский зритель мою картину.

В Лондоне в рамках Первого евразийского кинофестиваля будет показан новый фильм „Кадиш”– продолжение „Свидетелей”, которым Вы планируете закрыть тему Холокоста в Вашем творчестве. Вы считаете, что эта тема Вами уже раскрыта полностью?

– Закрываю ли я для себя тему Холокоста? Как продюсер нет – мы уже сейчас начали работу над картиной о событиях в Латвии, и так или иначе моя компания поддерживает другие проекты: для этого создали Фонд поддержки еврейского кино. Всё невозможно сказать, постоянно поступает новая информация, раскрываются новые истории и герои. Думаю, что это стало делом моей жизни, но я бы хотел говорить не только о теме Холокоста, но и о других несправедливостях и человеческих катастрофах. У нас в работе проект, рассказывающий о трагедии с захватом заложников в центре на Дубровке, фильм о карабахском конфликте и другие социально важные проекты.

Konstantin Fam

Как режиссёр Вы нашли что-то для себя в Варшаве?

– С Варшавой у меня очень странный роман. Я всегда бываю здесь как-то наскоком. Даже встречал Миллениум с супругой в гостинице Marriott в центре Варшавы и ходил смотреть салют на площадь Дефиляд. Для меня Варшава – это, скорее, не архитектура, а настроение города, расположенного в центре Европы, роза ветров между двумя империями. Варшава – очень приветливый город. В этот приезд мне удалось пробежать 10 км вдоль Вислы и увидеть город по-другому. Город был разрушен во время войны и восстановлен из руин и пепла, но в нём есть душа – это очень гостеприимный город.

В университете Вы вспоминали об образовательном проекте, разработанном на основе Ваших фильмов, который запустили в США.

– Да, действительно работаю сейчас над таким образовательным проектом в США. Моя семья живёт в Сан-Диего, в городе, где триста дней в году светит солнце и вроде бы нет никаких проблем. Но не так давно и там прозвучали выстрелы: в синагогу пришёл 19-летний мальчишка и расстрелял людей. Там находились и наши друзья. Понимаете, ведь если убрать из моего фильма „Туфельки” звезду Давида, поставить на её место любой другой символ – религиозный или идеологический – мы увидим, как одни люди притесняют других только из-за того, что они другие. Потому такая программа нужна – ведь она о сохранении исторической памяти. Главное в ней – вопросы, на которые должны ответить сами студенты, исходя из исторических фактов. Таким образом у них складывается представление о событиях тех дней, создаётся картина мира, с которой они уже живут дальше.

Что-то Вас удивило во время этого приезда в Варшаву?

– Удивлён, что столько студентов изучают русский язык. Я прекрасно провёл лекцию на русском языке. Фильм также был показан на русском. Это также стало для меня примером, что мы многого не знаем. Например, что в Польше в университетах есть кафедры, на которых преподают русский язык, русский язык любят и продолжают учить.

Что посоветуете из современного российского кино нашим читателям?

– Фильм „Дылда” Кантемира Балагова. Считаю, что он снял гениальную картину – тяжёлый и умный фильм. Хотя ему только 27 лет, и о войне он мог только слышать даже уже не от родителей, а от бабушек и дедушек и прочитать в книгах. Но он сумел создать удивительный и пронзительный фильм о войне и её последствиях, о трагедии, которая постигла целое поколение и целые страны, о том, что это никогда не должно повториться.

А Ваши отношения с польским кино?

– Я поклонник таланта Павла Павликовского – он живой гений для меня. Он говорит на „моём” языке.  Для меня есть два главных фильма: „Ида” и „Холодная война”. Последнюю картину я в прошлом году увидел на Каннском кинофестивале, посмотрел четыре раза и рекомендовал всем своим друзьям.

Светлана Агошкова
ER 106/2019