Home

В апреле в Кракове прошёл шестой международный фестиваль украинских театров WschódZachód, на который съехались 19 театров с Украины, из Финляндии, Германии, Армении. Спектакли шли на немецком, финском, украинском, армянском и русском языках с польскими титрами. Польшу представлял один коллектив из Варшавы – интернациональная театральная школа АpART, показавшая детский спектакль „Мы с тобой одной крови”. Мы встретились с создателем школы Марией Штых.

Кроме Вас были ещё детские театры на фестивале?

– Нет, мы были одни. И нам было тяжело, потому что оказались как бы вне возрастной категории. Хотя члены жюри и уверяли нас, что мы были на общих условиях. Но понятно, что ни о каком гран-при пока и речи не шло, это же наш первый фестиваль. Ни один ребёнок никогда не был ни на одном театральном фестивале. Они даже не знали, что это такое. Это была их премьера.

А для Вас важно было занять какое-то место или заявить о себе?

– Для меня было важно, чтобы мои юные актёры попробовали себя на чужом зрителе, когда играешь не для родителей, а для незнакомых тебе людей.

Конечно, уже будучи на месте, они перепугались, потому что  на фестивале было настоящее жюри, в зале абсолютно чужие люди, они же привыкли к „своему” зрителю. Накануне нашего выступления мы побывали на спектакле киевского театра русской драмы им. Леси Украинки. Дети увидели этот спектакль на большой сцене театра Groteska, был полный зал, а после окончания – 10 минут оваций. Я вижу, что утром они такие встревоженные, волнуются, и главный герой нашего спектакля – Маугли, которого играет Марат Атаев, мне признался, что он не спал всю ночь, потому что думал, что мы тоже будем играть на этой большой сцене, да ещё после такого знаменитого театра! К счастью, мы играли на небольшой сцене в молодёжном центре.

А что было потом?

– Дети были выжатые как лимон, признаваясь, что они выложились полностью на сцене… Для них это был огромный стресс! Но они поняли, что нужно репетировать ещё серьёзней.

Что нового Вы узнали о своих подопечных во время этого выезда?

– Вот это, наверное, самое интересное! В таких поездках узнаёшь детей совершенно с другой стороны. Я рада, что наши актёры умные, интеллигентные и культурные дети. Конечно, над дисциплиной мы работаем. Но мне очень понравилось, например, что, когда мы ехали в поезде, они играли в интеллектуальные игры – кто больше знает! Был список детей в телефоне, куда они вносили баллы. А вопросы задавали сами: например, в каком году родился Юрий Гагарин? Какая самая большая космическая станция в мире? Мы с мужем, который ездил мне помогать как второй педагог, даже не знали, что была сточасовая футбольная война, на которой погибло несколько тысяч человек – нам дети рассказали!

Наверное, и без трудностей не обошлось?

– Главная трудность в том, что в нашем коллективе каждый ребёнок – лидер по характеру. И эта постоянная борьба за лидерство! Но моя главная задача – сплотить их, потому что спектакль – это коллективная работа, по-другому не получится. Главное, что было весело, интересно и никто не заболел.

А как они справлялись в бытовой ситуации? Ведь на 96 часов они оказались для себя в новой социальной роли. Все жалуются, что наши дети буквально „живут в телефонах” и не умеют общаться друг с другом…

– Мы тоже ведём борьбу с телефонами. Забирали у них, когда ехали в трамвае, чтобы они смотрели по сторонам – такая красота за окном! Конечно, были моменты, когда мы их мирили, но мне кажется, что мы стали с ними ещё ближе…

А какие были их впечатления? Наверняка, на обратном пути они делились?

– Впечатлений очень много! Ведь мы успели за три с половиной дня посмотреть 4 спектакля „взрослых” театров. Они полностью погрузились в театральную атмосферу. А кроме того, мы посетили 6 музеев!  Некоторые дети признались, что они первый раз в жизни были в музее.

Что-то новое Вы для себя вынесли как театральный деятель, посмотрев работы своих коллег?

– Главный вывод – меньше декораций! Мои друзья из Харькова  из театра „Атмосфера” привезли спектакль про Даниила Хармса. Из всех декораций у них были только разрисованные майки. Актёры во время спектакля их снимали, а внизу были ещё майки… В ходе действия они превращались в сумки, в трубку и в качели, в ринг, а  в конце эти майки развесили на бельевой верёвке и получился портерт Даниила Хармса! Это было круто! Сейчас в театре царствует минимализм… И ещё я увидела, что театр сейчас на высоте, он очень востребован как вид искусства. Очень много молодёжи было на всех спектаклях!

Из Кракова ребята привезли специальный диплом от режиссёра и актёра Себастьяна Мылека, единственного поляка из всех членов междунароного жюри. На вручении диплома он сказал, что театр-школа АpART – очень интересный для Польши проект, ведь в нём участвуют дети эмигрантов из четырёх стран: России, Украины, Беларуси и Казахстана. Такого театра-школы в Польше ещё не было!

Мы поздравляем Марию Штых и юных актёров с фестивальной премьерой и желаем долгой творческой жизни!

Разговаривала Ирина Корнильцева
ER 106/2019