Home

Культура во все времена служит тем мостом, который соединяет противоположные берега. О том, в каком направлении сегодня развивается деятельность фонда „Российско-польский центр диалога и согласия”, нам рассказала его директор – Александра Голубова.

В последнее время деятельность фонда заметно активизировалась. С чем это связано?

– Год назад было принято решение перейти к сугубо культурно-гуманитарному сотрудничеству и воздержаться от политических заявлений и поддержки политических акций.  Мы хотим сконцентрировать усилия на молодёжных инициативах – культурных, интеллектуальных, туристических, спортивных. Это решение помогло нам обновить имидж в глазах партнёров с польской стороны и пробудить большую заинтересованность в совместной работе, что повлекло за собой увеличение числа желающих осуществлять новые российско-польские проекты. К нам обращаются и с собственными идеями, а мы всегда для них открыты.
Сейчас мы планируем целый ряд мероприятий: образовательные обмены, программы, направленные на расширение знаний о России, творческие встречи.

Что больше востребовано из русской культуры в Польше: кино, театральные спектакли, выставки?

– Я полагаю, дело не столько в формате культурного события, сколько в его содержании. В Польше по-прежнему наблюдается повышенный интерес к русской литературе и всему, что с ней связано, будь то кинокартина, спектакль или выставка. Воодушевляет факт, что во многих театрах Польши продолжают ставить спектакли по сюжетам русской классики.
Огромное внимание традиционно привлекает фестиваль российских фильмов «Спутник над Польшей», который является третьим по величине кинофестивалем в стране. Это имеет важное значение. Польский кинорынок на две трети заполнен голливудскими картинами, а оставшуюся часть практически полностью занимает домашнее производство. В такой ситуации выйти со своей продукцией к польскому зрителю достаточно сложно. Но есть и исключения.  Знаю, что российский сериал «Маша и медведь» пользуется  большой популярностью у детей в Польше. И советская классика, которую помнит и ценит уже старшее поколение, разумеется, тоже.
В этом году киносеть OH KINO в Польше запустила проект субтитрирования 25 кинокартин из „золотой” коллекции Мосфильма. Фильмы доступны для просмотра в Интернете, также коллекцию можно приобрести и на дисках. Мы рады подобным инициативам и готовы оказывать поддержку.
В целом, можно сказать, что в Польше наблюдается интерес к русской культуре и её современным формам, но есть дефицит знакомства польского общества с актуальным искусством России. Поэтому наша задача – искать новые формы и направления, которые позволяли бы заинтересовать молодое поколение поляков Россией в самом широком её понимании.

В сентябре прошла встреча членов комиссии историков России и Польши. Вы удовлетворены результатом? Насколько плодотворны такие встречи?

– Любая встреча важна уже сама по себе, потому что создаёт пространство для диалога. А уж тем более такая крупная конференция, которая прошла в Варшавском университете. Само существование комиссии историков и её непрерывная работа на протяжении более 50 лет – большое достижение. В особенности, когда практически все другие форматы взаимодействия приостановлены.
Несмотря на значительные разногласия по множеству вопросов – а конференция была посвящена 100-летию независимости Польши – российские и польские исследователи, по их собственным утверждениям, получили удовольствие от дискуссии. Были достигнуты договорённости по развитию новых направлений в работе комиссии, в частности, по реализации нескольких двусторонних исследовательских проектов.

Александра Голубова

 

Летом Вы немного поездили по Польше. Что запомнилось больше всего?

– У меня действительно была возможность познакомиться с югом Польши. Воодушевили прогулки по горной местности, где солнце такое яркое, что от него прячешь глаза. Точнее, чем Владимир Высоцкий, и не скажешь: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал!». А польские Бескиды я особенно полюбила.
Самое сильное эмоциональное потрясение я испытала, впервые побывав в Аушвиц-Биркенау. Я поняла, что в таких местах нет и не может быть прошедшего времени. Потому что единственное, что можно представить хуже Освенцима, – так это то, что мир забудет о его существовании.

Светлана Агошкова
ER 104/2018

фото предоставлено А. Голубовой

Реклама