Home

В издательстве Bellona, существующим на польском рынке уже более 100 лет и специализирующемся на исторических изданиях, готовится к печати очередная книга Виолетты Верницкой, члена нашего редакционного коллектива. Рабочее название будущей книги Kiedy Polki rządziły Kremlem, а время выхода запланировано на сентябрь этого года.

Волею судьбы шесть героинь этой книги оказалось в самом центре правления Российской империи. Они жили в мире, которым правили мужчины, поэтому от них требовалось стать лишь украшением своих партнёров. Однако, благодаря сильному характеру и врождённым способностям, эти польки стали независимыми фигурами. Агафья Грушецкая инициировала европеизацию России, хотя процесс модернизации традиционно ассоциируется с императором Петром I, и стала первой российской феминисткой. Марина Мнишек проделала путь от безвольного существа до серьёзного политического игрока. А очарование и красота Иоанны Грудзиньской оказали такое влияние на великого князя Константина, что тот воспротивился воле своей семьи и женился на ней, что стало причиной серьёзного династического кризиса престолонаследия Романовых. Матильда Кшесинская была воистину выдающейся балериной, в которую без памяти влюбилось аж трое мужчин из династии Романовых.

Это коротко о содержании будущей книги, а сегодня мы публикуем сокращённую версию одной из глав, подготовленную Виолеттой Верницкой и посвящённую Марии Нарышкиной, урождённой Святополк–Четвертинской. Она не занималась политикой, но в течение 15 лет безраздельно царила в сердце императора и самодержца Всероссийского Александра I.

Мария Нарышкина 

Мария Нарышкина

Мария, её сестра Жанета и брат Борис появились в Петербурге после восстания Тадеуша Костюшки, во время которого варшавская толпа без суда и следствия повесила их отца Антония Святополк–Четвертинского. Дочери убитого были назначены фрейлинами императорского двора, а брат начал учёбу в наиболее престижном военном заведении России – Пажеском Корпусе. Екатерина II позаботилась о будущем Марии, выдав её замуж за графа Дмитрия Нарышкина, происходящего из старого боярского рода и владеющего аж 25 000 крепостных. Невесте было 15 лет, а жениху – 31 год.

 

Дмитрий был отличной партией для княжны Святополк–Четвертинской, ведь в жилах Романовых текла кровь Нарышкиных – из этого уважаемого рода происходила Наталья, мать Петра I.
Наверняка никто не поинтересовался у девушки, любила ли она своего жениха. Полька должна была принять выбор императрицы, ведь факт, что Екатерина II занялась устройством её судьбы, являлся признаком доброжелательного отношения со стороны царицы.

Свадьба была заметным событием в жизни петербургского высшего общеста, а выдающийся поэт эпохи Просвешения Гавриил Державин сочинил стихотворение в честь бракосочетания пары. В произведении выражалась надежда, что Мария и Дмитрий будут безоблачно счастливы в роскошном особняке, куда молодожёны переехали сразу же после свадьбы.

Этот дом на Фонтанке, в самом сердце Петербурга, быстро стал центром светской жизни российской столицы. В салоне Нарышкиных бывали чиновники императорского двора, дипломаты и министры. Летом Дмитрий приглашал гостей на дачу на Каменном Острове, где присутствующих развлекали играющие на позолоченных арфах музыканты. В Петербурге говаривали, что тот, кто принят у Нарышкиных, будет принят в каждом доме империи.

Настоящим украшением салона была Мария Антоновна, как её называли в России. Женшина обладала настолько поразительной красотой, что мемуарист Филипп Вигель признавался, что порой, глядя на прекрасную польку, не мог поверить в существование столь совершенной особы. Михаил Кутузов говаривал, что женщин следует любить хотя бы за то, что среди них есть прекрасная мадам Нарышкина.

Единственным человеком, остающимся равнодушным к прелестям Марии Антоновны, был …её муж, который смотрел сквозь пальцы на романы своей жены и даже признал своей дочь, отцом которой был любовник супруги.

Многие мужчины из высшего общества пытались заслужить внимание польки. В начале 1801 года в их рядах оказался 24-летний великий князь Александр, будущий император. Его соперником был не кто иной, как …34-летний Платон Зубов, бывший фаворит его покойной бабушки Екатерины. Мужчины решили, что победителем этого поединка окажется тот, кто получит больше знаков внимания от Нарышкиной. Спустя некоторое время Зубов показал Романову любовные письма Марии, и великий князь признал своё поражение. Однако спустя несколько месяцев, вскоре после воцарения Александра I, женщина порвала с Платоном и стала кокетничать с молодым императором, который ответил ей взаимностью.

Неизвестно, когда о романе пары узнала Елизавета, жена царя, но первое упоминание об этой связи относится к декабрю 1801 года. Впрочем, сама полька не скрывала своих отношений с Александром, ежедневно бывавшим в петербургском особняке Нарышкиных. Дмитрий не только не ревновал супругу, но даже испытывал гордость, что среди всех женщин Петербурга император выбрал именно Марию.

Eвропа.RU 102/2018

Реклама