Home

Первый раз желание встретиться с Георгием возникло лет 10 назад, когда на экране телевизоров появился обаятельный юный танцор, со светлыми кудряшками и с русской фамилией Королёв. Сейчас не жалею, что этого не случилось.  Тогда мы говорили бы только о танце, а сегодня разговор получился гораздо интереснее. И начали мы… с футбола.

Слышала, что Вы заядлый любитель футбола. Вы – болельщик или игрок?

– Хм, болельщик или игрок? В основном, конечно, болельщик. И футбольный менеджер. Футбол – это моё увлечение с детства, и вообще-то я хотел быть футболистом. Мой папа занимался футболом, и именно он решил „отвлечь” меня  от этой мысли. Видимо, не видел во мне потенциала. Хотя мне до сих пор кажется, что из меня получился бы неплохой футболист…

 

Футбольный менеджер? Это что-то новенькое…

– Да, я был и остаюсь менеджером футболистов –  посредником между игроками и футбольными клубами. Когда-то даже лицензия у меня была на этот вид деятельности, сейчас я просто сотрудничаю с футбольными агентами.

А польскому футболу Вы уже помогли найти хороших игроков?

– Да, как раз мой первый „трансфер” был здесь, когда украинца Александра Шевелюхина взяли в команду Górnik из Забже. Кстати, там как раз тренером был Адам Навалка, которого я вспоминаю с огромной теплотой. Потом Алексей Дитятев перешёл из львовской команды „Карпаты” в команду Cracovia. Это высшая лига Польши.

Вы давали уже интервью на русском языке?

– Да, это было в Одессе для одного из телеканалов. Тогда я уже танцевал в Польше.

Ну вот и прозвучало слово „танец”. Он появился в Вашей жизни, когда Вам было восемь лет – довольно поздновато. Это было решение родителей или Ваше желание?

– С танцем вышло неожиданно: в школе у нас был кружок бального танца, я пришёл только посмотреть, и мне понравилась… девочка Катя. Я пришёл с ней домой и сказал: „Папа, я хочу танцевать с Катей”. Папа, конечно, сначала удивился, но потом всё же одобрил: „Ну, если с Катей – то пожалуйста!” Потом были переговоры с её родителями, с тренером. И так началась моя танцевальная история. На первом межшкольном турнире мы заняли только 4 место, а потом был большой международный турнир в Одесском театре музыкальной комедии, где мы …вылетели из первого круга. Катя тогда сказала, что я для неё слабый партнёр и она будет искать другого. И вот тогда, мне кажется, я впервые проявил свой характер, заявив, что я никогда ей не проиграю!  Так и случилось. На следующих турнирах, где мы встречались уже как соперники, я ей ни разу не проиграл.

– У большинства танцоров бальных танцев есть хореографическая классическая подготовка или же балетная школа…

–  Да, я тоже три года занимался балетом в Одесском театре оперы и балета, это были индивидуальные занятия, а потом здесь, в Варшаве закончил курс в балетной школе у госпожи Зайдлер.

Вы помните  своего первого тренера?

– Конечно, Сан Саныч – Александр Александрович Сенькин! Я всегда хотел ему подражать, одеваться, как он, с иголочки. Мне кажется, что благодаря ему я полюбил танец.

У Вас есть кумир в танце?

– Обожаю Михаила Барышникова! И фильм „Белые ночи”, где он играет главную роль. А в бальных танцах это, безусловно, Донни Бёрнс, 14 кратный чемпион мира. Я помню, ещё когда я только начинал танцевать, родители покупали кассеты с записями его выступлений. Он был одним из первых, кто доказал, что для того, чтобы победить, не нужны какие-то сверхзамысловатые фигуры. Его хореография всегда была основана на базовых фигурах и на совершенной технике. Я тоже считаю, что техника – это основа в каждом танце. А если к этому ещё добавить сердце, душу – тогда успех гарантирован.

Что важнее всё же, техническая подготовка или физические данные? Например, что Вам помогает?

– Нужно искать, как и везде, золотую середину. Как и в любом спорте. Чем больше у тебя „инструментов”, тем больше возможностей. Сегодня, чтобы танцевать, нужны занятия не только в танцевальном зале, но и балетном классе, и в тренажёрном зале, и работа с диетологом…

А как у Вас с диетой?

– Пока, тьфу-тьфу, не слежу за ней. И фаст-фуды позволяю, если хочется, и мясо ем. Всё, как обычно…

Германия, Голландия, Великобритания – Вам посчастливилось учиться у лучших мастеров. Бальные танцы – довольно дорогой вид спорта…

– Пришло время сказать огромное спасибо моим родителям! У них была возможность, и они много инвестировали в моё развитие, обучение. Я за это им бесконечно благодарен! Я вообще очень связан с родителями эмоционально, мы общаемся почти каждый день. Мы друг друга всегда поддерживаем.

Когда Вы решили, что танец будет делом Вашей жизни, Вашей профессией?

– Это получилось естественно. Но у меня очень быстро остановилась профессиональная карьера. Мне было только 22 года.

Что стало причиной?

– …начались „Танцы со звёздами”! Когда появилась эта передача, судьи на турнирах начали „засуживать” участвующих там танцоров, очень предвзято относится, даже с завистью. Видимо, они думали, что мы там зарабатываем огромные деньги. И это привело к тому, что пришлось выбирать. Тогда я подумал, что на тот момент я уже себе доказал, что я – хороший танцор. Судейство танцевальных турниров всегда было субъективно, часто – „политически правильным”, бывали закулисные интриги, как и везде в герметическом сообществе. Я не жалею, что я принял решение оставить профессиональный спорт. И пошёл дальше…

 

Самые значительные Ваши победы?

Чемпион Польши среди молодёжи в латино-американских танцах, вице-чемпион Германии среди юниоров в стандартных танцах. Дошёл до полуфинала на Чемпионате мира, также среди молодёжи. Финалист Чемпионатов Европы и Евросоюза среди взрослых.

А возникало ли когда-то желание вообще бросить танцы?

– Конечно, и не раз. Особенно когда проигрывал! Но благодаря тому, что мои родители всегда могли найти какое-то правильное слово, дать возможность мне отдохнуть и даже не ходить на тренировки. Это, как ни странно, всегда заканчивалось одним и тем же: я начинал скучать по залу, мне чего-то не хватало…

У Вас есть высшее образование или даже два…

– Да, у меня два высших образования.

Одно из них экономическое. Это Ваш запасной вариант или это помощь в карьере танцевальной, педагогической, в сегодняшней вашей жизни?

– Безусловно, помощь! Мне кажется, что у меня есть жилка бизнесмена. В том же футбольном менеджменте нужны знания юридические, финансовые, основ коммуникации. И то же самое в управлении центром эстетического развития Akademia Arte, который я организовал год назад.

Понятно, без куска хлеба Вы не останетесь… Ваш родной язык русский или украинский?

– Русский. Я из Одессы, а это русскоязычный город.

А дочка говорит по-русски?

– Да, Сонечка говорит по-русски. Правда, иногда ленится, потому что она с четырёхмесячного возраста живёт в Польше и польский язык для неё пока ближе. Но когда она после лета возвращается из Одессы от бабушки с дедушкой, её русский шикарен!

Ваша детская Akademia Arte – это благодарная работа. Это зов сердца, души?

– Я об этом думал уже лет пять. Чтобы от работы получать не только удовольствие, но и чтобы можно было как-то жить в плане материальном. Конечно, есть конкуренция, но я этого не боюсь: она была, есть и будет. Огромное удовольствие приносит прогресс твоих учеников. А у детей он заметен практически моментально. Пару месяцев – и ты видишь нового ребёнка вместо того, кто пришёл несмелый, закрытый. А благодаря театральным, танцевальным  занятиям, акробатике они открываются, учатся работать в группах. Мне кажется, это правильно, чтобы 5-6 летние дети пробовали себя во всём. А уже в 8-9 принимали решение, что им больше нравится. Я, например, не считаю, что в 8 лет начать заниматься танцами поздно. Например, многократная чемпионка мира  Кармен Винтчелли начала танцевать в 18 лет.

Описывая Вас, журналисты называют Вас не только танцором, но и актёром – это случайность или один из возможных вариантов развития вашей судьбы?

– Больше случайность, хотя я даже закончил трёхмесячные актёрские курсы. Да и играл я роли хореографа или танцоров, близкие мне. Хотя нет, однажды я сыграл манекенщика, это было очень смешно…

Сейчас в каждой танцевальной школе есть тренеры из Украины, Беларуси. Как Вы считаете, они выдержат конкуренцию?

– Мы – трудоспособные народы. Нас хвалят. Мы умеем и любим работать. И танцевальные школы у нас  хорошие. Поэтому и берут охотно на работу….

Что эти тренеры привносят в уже существующую систему обучения?

– Дисциплину и высокие требования. Для европейцев характерен подход „не получается – и ладно!”, „не хотите – хорошо”. Я не боюсь потребовать от ученика результата, даже иногда повысить голос, но это только тогда, когда я вижу, что он способен это сделать.

Почему Жора, а не Георгий?

– Я так решил – меня и дома так звали.

Из песен что-то слушаете на русском языке?

– С детства люблю Александра Розембаума. А когда папа берёт в руки гитару, то мы и поём вместе, и танцуем…

Где или как Вы видите себя через 10  лет?

– Я очень люблю Польшу, я иногда даже чувствую себя больше поляком, чем украинцем. Я приехал сюда в возрасте 16 лет. Сегодня мне 31, получается, что половина жизни уже прожита здесь. Думаю, что через 10 лет я буду жить в Польше, а вот чем я буду заниматься – трудно сказать. Жизнь покажет!

До встречи через 10 лет!

Разговаривала Ирина Корнильцева
Фото из личного архива Георгия Королёва 

ER 103/2018

Реклама