Home

В этом году поэт Светлана Чернова впервые выступила за границей России – в Варшаве.
На сцену вышла хрупкая стройная девушка в элегантном платье и начала читать свои стихи… Ритмы и мелодика текстов, доносящиеся из полумрака зала, нашли отклик в каждом, кто пришёл на концерт. После встречи Светлана с удовольствием пообщалась с нашим изданием.
– Светлана, это твои первые заграничные гастроли. Как впечатления?
– Масштабно. Чувствую, что это какая-то новая веха в моей жизни. Осознаю, что моё творчество находит отклик даже за пределами Родины, и это очень вдохновляет.
– Дома ты много выступаешь на крупных фестивалях. Какой из фестивалей запомнился тебе больше всего и почему?
– Из-за того, что мои стихи очень мелодичны, меня приглашают выступать на крупных музыкальных фестах, таких, как „Платформа” и „Движок”. Но пока больше всего запомнилось небольшое выступление на открытии выставки объединения „Созвездие видений” в Звёздном городке в рамках Всемирной недели космоса. Я читала „Космический цикл” перед космонавтами в закрытом городе и видела, как живо отзывается в слушателях каждое слово. Это бесценное чувство. На больших фестивалях, конечно, волшебная дружеская атмосфера, интересно наблюдать за реакцией новой аудитории, есть возможность обзавестись новыми слушателями, но такого отклика на моё творчество я до сих пор пока больше нигде не встречала.
– Ты позиционируешь себя как последователь направления декаданс. Что для тебя декаданс и как он влияет на твоё творчество?
– По определению, декаданс – это упадничество, стремление к смерти. Что в искусстве может быть выразительнее смерти? Я ни в коем случае не призываю в своём творчестве к насилию или суициду, а лишь использую художественные приёмы, в достаточной мере отзывающиеся на эмоциональном уровне, чтобы резонировать с состоянием читателя и помочь человеку через тьму прийти к свету.
– А с чем это связано, что у тебя почти нет любовной лирики?
– На самом деле я считаю, что у меня все стихи о любви. О любви к жизни, к миру, к людям, к себе, в конце концов. Выразить в любовной лирике то, что будет близко абсолютно каждому и в то же время будет ново – особый талант. А то, что обычно подразумевается под словосочетанием „любовная лирика” – как правило, о частности, о погруженности в другого человека, причём в некоего определённого человека, рассказ о своих личных чувствах. С философской точки зрения, искусство выражает всеобщее. Хочется надеяться, что мои стихи – это искусство.

– У твоих сборников сложные названия: „Конгруэнтность”, „Уроборос”, „Реинкарнация”. Что стоит за ними?
– Конгруэнтность – это подобие. Для меня это был первый сборник, в котором я пришла к идее поиска гармонии между собой и окружающим миром. Это сборник о том, что внешнее перетекает во внутреннее и наоборот, о том, что всё взаимосвязано и подобно, а стихи – это внешние события, пропущенные через призму себя, и жизнь одного человека глазами мира.
„Уроборос” – название, данное по заглавию ключевого стихотворения сборника, так же, как и „Реинкарнация”. Уроборос – символ замкнутости и цикличности, это сборник о том, что каждый этап жизни – это возвращение к чему-то пережитому, но на новом уровне, с новым опытом и новым пониманием жизни.„Реинкарнация – единственный сборник, к которому есть эпиграф: „Только змеи сбрасывают кожи, чтоб душа старела и росла. Мы, увы, со змеями не схожи. Мы меняем души, не тела”. Это первые две строки из стихотворения Н. Гумилёва „Память”. Эта книга о пересмотре жизненных ценностей, об отказе от прошлых установок и поиске нового себя внутри текущего воплощения в этом мире.
Следующий сборник – и заключительный в этой серии – будет называться „Люминесценция” – сборник о сиянии, о том, как, пройдя предыдущие три этапа, человек выходит к свету. Я надеюсь представить его осенью.
– Тогда будем ждать выхода нового сборника!
– До новых встреч!

Подготовил Александр Солдатенко
Автор фотографии Екатерина Шторм

ER 103/2018

Стихи Светланы Черновой вы найдёте на странице Литературного салона

Реклама