Home

В апреле в продажу поступило второе издание книги Дениса Урубко Skazany na góry, а в издательстве Agora прошла встреча с автором. Денис Урубко – один из сильнейших альпинистов в мире,  восьмой  горовосходитель, покоривший все 14 восьмитысячников, причём все – без применения кислорода.

Денис Урубко считается „крепчайшим орешком” в среде альпинистов не только благодаря невероятной выносливости и отличной физической подготовке, но и из-за силы характера. Годами выработанная самодисциплина, целеустремлённость, решительность,  категоричность суждений и трудноописуемая любовь к горам. Таким мы знаем его из сообщений СМИ, отзывов его коллег. Те, кто прочитают книгу, узнают, что Денис – это ещё и человек очень эмоциональный, тонко чувствующий красоту и в природе, и в человеческих отношениях, а когда от переполняющих его чувств не хватает слов, он берёт в руки гитару. Так было и на встрече в издательстве Agora.

denis-Urubko

Трудно поверить, что обладатель „альпинистского Оскара” (Eiger Award–2009) в детстве болел астмой и аллергией, и семья должна была из-за этого переехать на Сахалин. Перед нами – на слайдах– проходит вся его жизнь. Вот он на своей первой вершине, вот – в студенческую пору. Денис на Алтае, Камчатке, в казахстанских горах, в Гималаях…

– У меня были хорошие учителя и тренеры в молодости, поэтому мы с вами сегодня и встретились, – шутит Денис Викторович.

Denis Urubko

фото: Андрей Старков

Когда-то альпинизм был для молодого Дениса приключением, которое давало ощущение свободы. Со временем увлечение превратилось в профессию и в спорт – тогда были покорены все самые важные вершины мира. Сегодня для Дениса горные восхождения – своеобразный вид искусства, которое предполагает наличие зрителя. Именно для нас он снимает документальные фильмы, пишет книги, которых на сегодняшний день уже тринадцать:

– Я счастливый человек, потому что могу поделиться тем, что я люблю, чувствую, с вами, зрителями и читателями.

Какова была дорога Дениса Урубко на вершину мирового альпинизма, как ему удаётся превозмочь границы выносливости и  как формировался его собственный подход к высокогорному восхождению – об этом вы узнаете в книге Skazany na góry. Мы же попросили Дениса Викторовича ответить на вопросы нашей редакции.

Название книги, которая была сейчас переиздана, Skazany na góry  можно перевести на русский язык по-разному: „Обречён/ный на горы”, „Приговорён/ный к горам”, а в той же Wikipedii указан перевод „Околдованный горами”. Какой Вам кажется более точным?

– Да, можно по-разному. Наиболее точным названием, на мой взгляд, будет „Увлечённый горами». Просто и без претензий. Потому что во всех языках разговорная речь имеет много подтекстов и значений, которых лучше избегать при написании.

Ваше объяснение, что русское „сказать” похоже на польское слово skazany показалось, скорее, игрой слов…
– Да, такая игра слов. Но она довольно корректно обозначает моё лично отношение к литературе, к своим возможностям. Два слова в разных языках созвучны, потому что имеют общие корни происхождения.
Одна из частей фильма, показанного во время встречи, называлась Sztuka. Вы имели в виду „мастерство”, „творчество” или „искусство”?  
– Искусство. Потому что я занимаюсь альпинизмом профессионально. Это слово подразумевает отношения со зрителем. В некоторых случаях слово sztuka лучше соотнести со словом „творчество”, однако важно отметить, что вторая трактовка не нацелена на публичность. Творчество, являясь составной частью искусства, – первично.

Что может Вас остановить и заставить вернуться, сойти вниз, не достигнув цели?  Анализ ситуации? Трезвая оценка своих возможностей?
– Пока нет реальных причин для возвращения – буду в пути. Причин к отказу от движения вверх всегда много, а желание достичь вершины только одно. Возвращаться вниз надо в ситуации, когда риск становится бессмысленным. Когда, например, не успеваешь, нет прохода, приказ руководства, просьба о помощи другим людям. Иногда анализ ситуации происходит на уровне сознания… да, это и есть логически установленный баланс между целеполаганием и чрезмерным риском. Однако опыт часто переходит в плоскость интуиции, и тогда логические обоснования не требуются. Важным становится чувство драйва „вопреки всему”. Которое чрезвычайно опасно, потому что не поддаётся контролю. Но именно такое действие на пределе сил и возможностей даёт наиболее яркие эмоции.

Где проходит граница между героизмом и безрассудством в альпинизме?
– В альпинизме нет никакого героизма. Есть лишь один случай, при котором мы можем говорить о героизме: защита своих детей, близких, соотечественников. Когда человек спасает кого-то из горящего дома, то это героизм. А когда я отправляюсь на гору вытаскивать очередную жертву чрезмерного тщеславия (или меня кто-то)…, то это лишь дань своим собственным непомерным амбициям.

Как Вы справляетесь с эгоизмом, который присущ альпинизму, и альтруизмом, ведь у Вас внизу остаются родные люди.
– Никак на справляюсь с эгоизмом. И никому не советую. Я просто следую своим эгоистическим желаниям. Претворяя в жизнь мечты. Как то: здоровье и благополучие моих детей, правильно выполненная работа… о! как всего много. Всё это – личные потребности и желания, которые, реализуясь, помогают человеку быть счастливым и делить счастье с другими. Важно не преступать границу создания проблем другим людям. А если эгоистические желания совпадают – энергия для их реализации многократно усиливается.
У Вас осталась ещё нереализованная мечта?

– Взойти всё-таки на К2 зимой (K2, Чогори – вторая по высоте горная вершина в мире и самый северный восьмитысячник – ред.).

denis_Urubko

фото: Мария Карделл

Сколько лет Вы ещё планируете ходить в горы?

– Я могу это решить в один день. Всё, кончено. И у меня уже есть много вариантов, чем бы я мог заниматься.

Вы пожили уже в нескольких странах. Какое место для Вас было комфортным?

– Считаю, два города удобны для жизни моей семьи – Бергамо и Вроцлав.

Ваши дети говорят по-русски?  Вы передаёте им любовь к книгам, как когда-то сделали Ваши родители?
– Да, основной язык,  на котором мои детки общаются и думают, – русский. Мне кажется, что он очень богат и прост, логичен и парадоксален… Конструкции выразительны и точны. Русский язык удобен и ярок. Человек, который им пользуется, имеет возможность смотреть на мир широко.

Ирина Корнильцева
Фото из архива Дениса Урубко
ER 102/2018

Реклама