Home

Сбылось. В Варшаве единственный концерт даёт один из самых одарённых и востребованных молодых российских виолончелистов Александр Рамм. В 2015 году он одержал свою, как он считает, самую главную победу, завоевав серебряную медаль международного конкурса им. П. Чайковского. Сегодня он выступает на лучших мировых сценах, играет в сопровождении симфонического оркестра Мариинского театра, филармонических оркестров Кейптауна и Йоханнесбурга. Сотрудничает с самим Маэстро Валерием Гергиевым. И вот совсем скоро у нас появится возможность самим оценить мастерство и обаяние этого молодого дарования.

Ramm

Александр Рамм ©Heikki Tuuli

Откроем небольшой секрет. Его мама, известный в России кинокритик, Вита Рамм  несколько лет была автором нашего журнала. Нас связывает с ней давняя дружба. И поэтому мы, с её разрешения, воспользуемся их семейным архивом и немножко приоткроем завесу над тем, как „рождаются” такие звёзды на музыкальном небосклоне.

Из интервью Александра Рамма порталу ClassicalMusicNews.Ru:

– Когда Вы поняли, что музыка – это не просто увлечение, а будущая профессия?

– Я выбрал стезю сам, что редкость. В Калининграде в нашем детском саду был концерт учеников местной музыкальной школы. Мне понравились скрипки и после того концерта я стал целыми днями изображать дома скрипача. Маме это вскоре надоело, и она меня повела на день открытых дверей в музыкальную школу. Мне тогда было 7 лет, и оказалось, что осваивать скрипку в этом возрасте уже поздно. Сначала очень расстроился, но потом решил, что виолончель похожа на скрипку. Выяснилось, что когда играешь на ней, можно сидеть на сцене.  Единственная проблема, с которой я теперь постоянно сталкиваюсь, – это транспортировка инструмента. Для виолончели нужен отдельный билет на самолёт! Она путешествует со мною рядом в „Боинге”, а в аэробусе обычно удаётся разместить её на полке для багажа, тогда освобождается одно место, и я удобно лечу, в комфортных условиях. С моим ростом 194 см обычно в самолётах не очень комфортно.

Из интервью Виты Рамм интернет-ресурсу Cello School:

– Проявлял ли Саша необыкновенные способности, когда был маленький?

– Саше очень повезло с первым педагогом Светланой Ивановой, концертмейстером калининградских симфонического и камерного оркестров. Она не придерживалась методичек, а работала с Сашей на опережение. Он мог сказать: „Вот эта пьеса мне нравится, и эта, хочу её играть!” И она поддерживала его в этом. Благодаря этому он „не уходил” на летние каникулы, а продолжал играть для себя.
Она же вывела Сашу на большую сцену. В 9 лет сын сыграл трёхчастный концерт Вивальди в зале Калининградской филармонии. Аплодисменты Саше очень понравились и дали ещё один стимул заниматься.

– Какой совет дадите мамам начинающих музыкантов?

– Сама я не музыкант, хотя в детстве проходила обязательные для литовской девочки занятия на фортепиано. И потому, кроме любви к музыке, никаких других навыков, чтобы помогать дома, у меня не было. Я только восхищалась сыном и тем, что он занимается чем-то, чем я не могу. Искреннее восхищение дома, как оказалось, для начинающего музыканта, даже если он играет пьески из 10 нот, тоже важно.

Из интервью Александра Рамма интернет-журналу „Лицей”:

– Внешне Вы не похожи на академического музыканта. Кажется, что Вас скорее можно встретить на рок-концерте с бас гитарой… Кстати, как относитесь рок-музыке?

 Прекрасно, у меня роковая душа, я на нём вырос – ещё в утробе матери слушал Pink Floyd, Queen, что и сформировало мой вкус. Русский рок всё-таки больше опирается на лирику, тогда как зарубежный рок отталкивается от музыки, а это для меня основное. Рок и фанк часто слушаю в машине. А классику мне за рулём слушать опасно, я сразу начинаю профессионально и эмоционально погружаться в музыку.

 Из интервью Александра Рамма радио „Комсомольская правда-Калининград”:

– Вас часто называют будущим Ростроповичем…

– Я предпочёл бы все-таки быть первым Раммом. Ростропович – великий человек, такие люди рождаются раз в 200 лет. Он же был не только великим музыкантом, но и великим гуманистом, человеколюбом. Мне удалось с ним встретиться, когда мне было девять лет. Был спектакль „Ромео и Джульетта” в Вильнюсе, мы туда приехали с мамой. Было великолепно. Отбили ладони, как водилось на выступлениях Ростроповича, даже когда он дирижировал. После концерта мы пошли в артистическую и меня, как ребёнка, пропустили. Я, стесняясь, начал что-то спрашивать у маэстро и передал ему заранее написанное письмо. В нём были вопросы, которые мог задать начинающий 9-летний музыкант. Странные вопросы. Отдал и отдал. Но через несколько месяцев я получил, напечатанные на машинке, с подписью Ростроповича, ответы на все мои вопросы. Ответ, как дорогому другу! В этом – весь Мстислав Ростропович. Конечно, это письмо, как серьёзный документ, я сохранил.

–  Я играл и на инструменте работы величайшего Антонио Страдивари, на инструменте работы венецианского мастера Маттео Гофриллера, пробовал много других. Но уже шесть лет играю на инструменте 2009 года современного мастера из Кремоны Габриэля Жебрана Якуба. Он уникален тем, что современный, а звучит, как старинный. Даже профессионалы после концерта ко мне подходят и интересуются, что же это у меня за инструмент: „Старинный? Итальянец?”. Я говорю: „Итальянец, но ему всего 7 лет”. Это даже не дитя. Дитя у нас считается столетний инструмент. А тут – просто младенец. Я верю, что дерево, из которого изготовлена виолончель – это живой материал, он всё впитывает и становится лучше после каждого концерта. Инструмент словно подстраивается под меня.

Из интервью Александра Рамма интернет-журналу „Лицей”:

– Вы уже ощущаете себя звездой?

– Нет-нет! Никакого самолюбования, ведь, как известно, нужно любить музыку в себе, а не себя в музыке. Поэтому наша задача – познакомиться с концертными площадками, филармониями… Мы радуемся, когда нас зовут во второй раз, и мы обожаем возвращаться во многие города.

Мы надеемся, что Александр Рамм понравится варшавской публике, и он ещё к нам вернётся. А пока от его мамы мы узнали, что Александр готовит нам с вами небольшой подарок. Какой? Об этом вы узнаете, если придёте 24 мая на концерт в Российский центр науки и культуры в Варшаве.

Александр Рамм и Анна Одинцова

Александр Рамм и Анна Одинцова

Подготовила Ирина Корнильцева

Реклама