Home

gulala-nouri-iraq

В 2011 году иракская поэтесса и писательница, автор нескольких книг стихов и прозы, живущая в Курдистане, Гулала Нури опубликовала сборники переводов Высоцкого на арабский и курдский языки. В 2012 году Гулала Нури Ахмед (GULALA NOURI) была почётной гостьей кинофестиваля в польском городе Кошалин. Так началась дружба Гулалы Нури с Польшей.

И вот октябрьским дождливым вечером мы сидим с Гулалой в одной из варшавских гостиниц и разговариваем на удивительной смеси русского и английского языков, помогаем при этом жестами и даже пытаемся что-то нарисовать на листке бумаги. Гулала не без гордости показывает свою последнюю европейскую награду – Homer Medal of Poetry and Art, ежегодно присуждаемую в Бельгии за достижения в области литературы и искусства. Поэтесса хорошо известна и в арабских, и в некоторых европейских странах, её стихи переведены на английский, немецкий и французский, испанский, итальянский и греческий языки. А кроме того, Гулала Нури стала первым награждённым медалью Гомера представителем Ближнего Востока и первой поэтессой–женщиной в арабском мире.

Гулала с удовольствием рассказывает о себе: живёт в Эрбиле, на территории Иракского Курдистана, поэтому и арабский, и курдский языки считает родными. Она из традиционной многодетной семьи, всего у её мамы десятеро детей, семь из которых – девочки. Шестеро из девочек на сегодняшний день уже получили хорошее образование. И хотя в Ираке оно бесплатное, нужно понимать, что по традициям того общества родители редко отдают девочек в вузы. Ещё и потому, что на учёбу им часто  приходится уезжать из дома, а это уже ложится финансовым бременем на семью. В семье Гулалы старшие помогали выучить младших братьев и сестёр. И сегодня Гулала сознаёт, как велика была сначала помощь и поддержка старшего брата, который в трудную минуту и сегодня ей говорит: „Не останавливайся!”

– Почему это так важно для Вас?

– Потому что нужно понимать место женщины в арабском мире, даже если это XXI век. У нас в Курдистане женщин-поэтов одна или две, не больше. У нас очень плохое отношение к женщине, если она хорошо образована и при этом ещё занимается литературой. Почти как к женщине лёгкого поведения или как к ненормальной. И с этим очень труно жить. Поэтому женщины не хотят заниматься творчеством.

– Почему тогда Вы, красивая, образованная, из хорошей семьи стали поэтом?

– Стихи пишут те, у кого больная душа…

Мы возвращаемся на десятилетие назад, во время, когда Гулала шесть лет провела в Одессе, учась в аспирантуре.

– Я хотела учиться в Лондоне, но это оказалось дорого для нашей семьи. Поэтому я сначала закончила переводческий факультет по специальности английский язык у себя на родине, а потом решила продолжить образование в Одессе, о которой раньше никогда даже и не слышала.

С русским языком Гулала столкнулась впервые ещё в Ираке – как и все дети, смотрела мультфильмы на русском языке, которые там шли с титрами. Рассказывает, что уже тогда обратила внимание на удивительную музыкальность языка. Приехав в Одессу, в течение года ходила на подготовительные языковые курсы, а остальное доучивала уже в общении с друзьями, коллегами и жителями южноукраинского города.

– Как Вы справились с тамошними климатом, кухней, традициями?

– Еда мне очень понравилась, климат тоже подошёл, ведь я из очень жаркой страны, но главное – это было море! Я могла часами гулять вдоль берега.

Постепенно наш разоговор перешёл к главному – к русской культуре, Высоцкому, музею и кошалинскому фестивалю. Впервые имя Владимира Высоцкого и его голос Гулала услышала у своей одесской знакомой. А потом получила в подарок его книгу „Нерв”. И следующие два года искала всю доступную информацию о русском поэте, переводя её на арабский и курдский языки.

– Первое стихотворение, которое я перевела, было „Песня о друге”. Помните, „Если друг оказался вдруг и не друг, и не враг, а так…”. Сегодня у меня уже несколько десятков переводов его стихов.

С Марленой Зимной познакомились, как и большинство участников кошалинских кинофестивалей, по Интернету. Стихи и биография Высоцкого на арабском языке были опубликованы в одном из интернет-изданий, а вскоре пришёл мейл от Марлены.

– На фестивале я была дважды и каждый раз привозила перевод новых стихов Высоцкого. Сейчас, на Днях памяти Марлены Зимной, я читала „Мне каждый вечер зажигают свечи…”

– Какое влияние оказал на Вас русский язык?

– Огромнейшее! То, что я могу читать по-русски, мне очень помогает в моём образовании. Когда я жила в Одессе, я открывала для себя новых русских писателей, не таких известных, как Пушкин. И нашла Булгакова, Цветаеву, Высоцкого…Так я училась читать по-русски, подсматривая переводы на английском языке.  Я открыла для себя такое богатство! И это в какой-то мере определяет сегодня всё моё творчество.

Если два предыдущих раза Гулала приезжала в Польшу по приглашению со стороны организаторов фестиваля, то сейчас, почтить память Марлены Зимной, она приехала неофициально и за свой счёт.

– Вам дорог был этот человек?

– Марлена стала очень важным для меня человеком. Для знатоков Высоцкого Кошалин – это уже не город, это Республика Высоцкого. Сюда ведь приезжали не простые люди, а мировые известности. Литературной работой я занимаюсь 25 лет, и в какой-то момент я потеряла веру в нужность стихов, литературы. Мне казалось, что в Ираке это уже никому не нужно, что я не смогу поменять ментальность своих земляков. И в этот момент я знакомлюсь с Марленой и вижу, что стихи важны! Стихи меняют нашу душу – вроде бы так просто, а поняла я это только здесь, в Кошалине. И я вновь поверила в силу поэзии. Сейчас я хочу больше переводить Высоцкого, я слушаю его новые стихи, а может быть, я и запою ещё! Кто знает, ведь я в детстве хотела быть певицей, но родители не дали денег на учёбу в вокальной школе. И я думаю, что это не последний мой визит в Кошалин.

– Сегодня Высоцкий прочно вошёл в Вашу жизнь. Почему именно он?

– Я помню, как меня поразили кадры похоронной процессии  Владимира Высоцкого в Москве. Выглядело это так, как будто хоронят человека по значению не меньше, чем Папа Римский… Мне кажется, если бы он был жив, он мог бы получить Нобелевскую премию. Вот сейчас дали же её Бобу Дилану. Когда я познакомилась с поэзией Высоцкого, я перестала бояться. Если в СССР он смог, то почему я не смогу в Ираке? Высоцкий дал мне силу, и я за это ему и Марлене очень благодарна…

Кошалин стал для Гулалы особенным городом ещё и потому, что награда из Брюсселя была вручена ей именно здесь, в гостинице Gromada. Организаторы европейского конкурса посчитали, что в Ираке могли бы возникнуть проблемы с её вручением. А здесь Гулалу Нури тепло поздравили единомышленники из разных стран мира. А ей, как и каждой женщине, хочется праздника…

Ирина Корнильцева

 Европа.RU 96/2016

Реклама