Home
arkady_mitnik

Аркадий Митник

В программе 43 Калишского джазового фестиваля отдельной строкой была указана фотовыставка „Поэзия джаза” двух авторов – Аркадия Митника из Голландии и Ярослава Рерыха из Польши. И так случилось, что с одним из них – Аркадием – мы уже успели познакомиться этой осенью в Черногории и высоко оценить его уникальный талант фотохудожника. Мы не могли упустить возможность поговорить о делах наших, польских.

ER: Понимаю, что Вы – человек мира, но почему всё же на польском фестивале проходит Ваша фотовыставка?

– С Польшей у меня в последние годы сложились очень близкие отношения, музыкальные и личные. Первый раз на Калишском фестивале я побывал в 2015 году. Попасть туда было делом не простым – этот фестиваль проходит в узком кругу, чужих пускают не очень. И я сначала проходил у них по категории „чужой”. Но когда я приехал – всё сразу поменялось. Я почувствовал невероятно тёплую, дружескую атмосферу…

ER: На каком языке Вы там разговаривали?

– На удивительной комбинации украинского, английского и русского, при этом я довольно неплохо понимаю польский. С людьми моего поколения я говорил по-русски, с молодёжью – по-английски, а люди 30-40-летние лучше понимают украинский. Но у меня вообще-то уже накопился большой опыт общения на фестивалях на разных языках… Не хочу хвастаться…

ER: У нас как раз можно!

– …организаторы прошлого фестиваля увидели то, что увидели, то есть мою работу. Многие из них следили за тем, что я делал за последний год, и предложили совместную польско-голландскую фотовыставку. И мы её поделили с моим другом, известным польским джазовым фотохудожником Яреком Рерыхом пятьдесят на пятьдесят. Идея объединить нас появилась у Хенрика Малесы, с которым я познакомился лет семь назад в Голландии, и с тех пор мы стали очень близкими друзьями. Я люблю рассказывать эту историю, потому что Хенрик изменил моё уверенное ощущение, что после 50-ти новых друзей уже не найдёшь.

Встретились мы на уже „умершем”, к сожалению, Гаагском джазовом фестивале. Обычно я выгляжу на работе, как шантрапа: джинсы, футболка… А он в костюме и даже с платочком в кармане. Оба мы получили аккредитацию как фотографы. И вот мы попали на саундчек одного очень интересного состава. Для нас, фотографов, это, наверное, самый интересный момент на фестивале, когда музыканты только настраивают звук и инструменты. Я начал снимать, а солидный господин стоял в стороне и наблюдал за мной. Кто-то из организаторов–голландцев подошёл ко мне и в довольно грубой форме попросил меня прекратить съёмку. Я ему показываю свой бейджик, на котором написано Jazz In Kiev. А он снова: „Вы откуда?” Ну, я ему и отвечаю: „Из индийской джазовой ассоциации”. Он резко развернулся и пошёл к выходу. И в этот момент господин с платочком спросил меня по-английски: „А что он хотел?” Узнав причину конфликта, он достал свой более чем солидный Canon, и, как автоматом, начал „расстреливать” в спину организатора. Когда удивлённый организатор обернулся, Хенрик как ни в чём ни бывало сказал, что он – из китайской джазовой ассоциации. Вот так мы и поняли, что живём на одной волне. И нам комфортно не только друг с другом, но и с окружением Хенрика. И если я не всё понимаю по-польски, то всё равно улавливаю их настроение. И это здорово!

ER:  На Фейсбуке одну из фотографий польского пейзажа Вы подписали: „На одной из очень исторических родин”. Что это значит?

– А то, что мой дедушка родился в 1903 году в Варшаве! И мы с сестрой сейчас очень хотим найти наши корни по нашей настоящей украинской фамилии Мытник.

ER: А сколько раз Вы уже побывали в Польше?

– Наверное, раз десять: в Бельско-Бялой, Катовице, Кракове, Варшаве, Гданьске, Калише. Поездил…

ER:  Тогда Ваши впечатления от Польши уже как-то сформулировались. Каковы они?

– Я прошёл несколько этапов в восприятии Польши. Сначала это были 80-е годы, когда из постсоветского пространства, из Украины мы смотрели на западного соседа и говорили: „Вау!” Люди были одеты красиво, пахло заграницей. Второй этап – это уже взгляд из Голландии. Там появились польские ребята из глубинки в поисках работы. И мы с супругой поняли, что не всё так „вау” в Польше. А сейчас моё впечатление от Польши связано с Хенриком, с фестивалями, музыкантами самого высокого ранга, с его друзьями – людьми высочайшего уровня интеллигенции. Я их так и называю – шляхта!

ER:  Вы побывали за свою жизнь на многих фестивалях. Что скажете про последний, Калишский?

– Вот меня иногда спрашивают: „Что такое Калиш? Почему Калиш?” А для меня это город, где женщинам подают пальто, мужчины носят платочки в карманах пиджаков и целуют дамам ручки. А женщины пахнут духами. И пусть кто-то скажет, что это провинциальный уклад. Для меня это отношения шлахетной Польши. И я попал в этот круг, и я теперь там свой. И в этом небольшом городе прошёл – вы только вдумайтесь! – 43 джазовый фестиваль! Это огромная история, традиции. Они это смогли! А какой уровень?! Не просто международный фестиваль, а с мировыми топ-музыкантами!

А вообще я вам скажу, в Польше около 100 джазовых фестивалей. И каждый из них имеет своё лицо. Но самый главный, конечно, это Zadymka Jazzowa в Бельско-Бялой. А в Калише собираются пианисты, там всё более интимно и уютно, и поэтому есть особая химия между слушателями и музыкантами. В этом году я смотрел в зал и узнавал больше половины зрителей. Они были и в прошлом году…

ER:  Как давно Вы стали профессиональным фотохудожником?

– Совсем недавно, с октября. Меня в этом долго убеждали обстоятельства и друзья, но именно в последнее время я понял, что мне есть что сказать людям. До этого я работал главным инженером, а фотография всегда была для меня… нет, не хобби, и стилем жизни. Выставок у меня было не много, потому что это не было самоцелью. А первая состоялась в далёком 1987 году в Киеве и называлась „Репортаж из джаза”, что интересно – её спонсором был райком партии. Тогда это с моей стороны была больше наглость, чем желание что-то передать зрителям. Следующая состоялась в 2015 году в Польше, в Бельско-Бялой, когда была сборная выставка нескольких джазовых фотографов, из которых только я был иностранцем. А вот эта осень принесла мне сразу три выставки – в Азербайджане, в Польше и Голландии.

marcin_wasilewski_arkady_mitnik

Марчин Василевский © Arkady Mitnik

ER:  Я хотела попросить у Вас фотографию Лешека Мозджера, но Вы предложили Марчина Василевского. Почему?

– На Калишском фестивале все музыканты были замечательны, но один концерт просто выбивался. По-моему, он был лучший. Играло трио – поляк Марчин Василевский, самый известный сегодня джазовый пианист, на контрабасе – скандинав Арильд Андерсен, а на барабанах – американец Ал Фостер. Я думаю, нет в мире фестиваля, который бы не возгордился таким составом.

ER:  Говорят, что когда уже не хочется работать, займись любимым делом. Видимо, у Вас так и получилось. Мы ждём Вас в Польше и говорим: „До новых встреч!”

Ирина Корнильцева

Фото предоставлены Аркадием Митником

Аркадий Митник о себе: „Я родился в России, вырос на Украине, оставил своё сердце в Израиле и и уже более двадцати лет живу в Нидерландах. Моя страсть к фотографии началась с волшебной любительской фотолаборатории отца. Старый увеличитель, красное освещение, фото- и киноаксессуары в сочетании со старым ФЭДом привели к тому, что я полюбил фотографию на всю жизнь.

…как выбрать между двумя очень разными хобби: джазом и фотографией? …я просто объединил два в одном: стал джазовым фотографом.”

Amina_Figarova_Arkady_Mitnik

Амина Фигарова © Arkady Mitnik

 

 

Реклама