Home

sokurov

Почётным гостем девятого фестиваля российских фильмов „Спутник-2015” стал Александр Сокуров. На сегодняшний день, наверное, это самый известный в мире российский режиссёр и сценарист, о котором говорят, что он – единственный мастер образа, который в каждом фильме показывает своё представление о мире. Но в то же время некоторые из его картин неизвестны зрителям в России.

И один из таких фильмов был показан на варшавском фестивале. Фильм „Франкофония”, снятый международной творческой командой и рассказывающий о спасении сокровищ Лувра во время Второй мировой войны, об особой миссии искусства, которое всегда выше и важнее идеологий. Фильм „Франкофония” был назван лучшим европейским фильмом на Веницианском кинофестивале в этом году.

Александр Сокуров о своём фильме „Наверное, такой фильм должен был снять режиссёр из Германии или Голландии, а случилось так, что сделал его российский режиссер. Фильм посвящён судьбе Европы, в нём боль, которую я испытываю за судьбу Европы. Вы посмотрите его, и, может быть, поймёте, почему мне хочется видеть Польшу нейтральным государством” .

Нам удалось поговорить с Александром Сокуровым после его встречи с польскими зрителями.

ER: Александр Николавевич, это правда, что Польша – не чужая Вам страна?

– Да, здесь прошло несколько моих детских лет, потому что мой отец был военным. И мы жили в Легнице. Мой отец хорошо говорил по-польски, и дома у нас часто бывали поляки.

ER: А что-то ещё Вас связывает с Польшей?

– Конечно. Например, Анджей Вайда – он был светом, своеобразной свечой в тоннеле для многих в советское время. Он очень много сделал для нас ценного и важного.

ER: Уже в первом своём студенческом фильме „Соната для Гитлера”, который так и не был показан, Вы использовали музыку Кшиштофа Пендерецкого…

– Да, я со школьных лет интересовался серьёзной музыкой. К слову, я думаю, что сейчас осталось всего два классических композитора в мире: Пендерецкий у вас и Слонимский в Петербурге.

ER: Не так давно Вы занялись преподавательской работой и „вырастили” группу режиссёров в Кабардино-Балкарии, в Нальчике. Будете продолжать?

– Да, это первый такой опыт, хотя перед этим я читал спецкурс у Анджея Вайды. Пока не знаю, буду ли продолжать. Мы и с этими-то не знаем, что делать? Кто-то хочет уехать из России, кто-то сменить профессию – сейчас нет условий для молодых режиссёров. Они лишены всякой государственной поддержки, а без этого они не смогут снимать…

ER: У вас в Польше – верный зритель. Не знать Ваших фильмов здесь – моветон. Что Вы думаете о варшавском фестивале „Спутник”?

– Самое главное для меня — то, что здесь представляют молодых режиссёров. И это большая ценность.

ER: Все Ваши последние фильмы сняты вне России. Но Вы всегда говорите, что русский язык – Ваш близкий друг.

– Да, русский язык – объективная ценность в моей жизни.

ER: Вы – самый известный в мире российский режиссёр, фильмы, которого не смотрят в России. Но количество интервью с Вами совсем не на кинематографические темы – огромно. Вы не видите в этом парадокс: смотреть не хотят или не могут, но Ваше мнение им очень интересно?

– Я думаю, что это, скорее, проблема журналистов. Думаю, что они просто перекладывают на меня ответственность. И потом –это же заработок для них.

ER: Вы говорите часто, что Россия – это заноза в мировой цивиллизации. Каждый её шаг вызывает противоречивые реакции. Почему? Вы нашли ответ на этот вопрос?

– А я и не задавал его себе. Ответ я знаю. Но Вам не скажу. Пусть каждый сам попытается на него ответить.

ER: Вы не любите слово соотечественники?

– Я думаю, что нет этого понятия. Есть люди, которые живут на одной территории. Отечество у художественного автора и народа бывает разное.

ER: Хорошо, наша, как и Ваша, родина – русский язык. Он многим сегодня заменяет понятие отечества. Он же объединяет 300 миллионов людей, говорящих на русском языке и живущих за рубежом. И мы – Ваша верная аудитория. Спасибо Вам за приезд в Варшаву!

Ирина Корнильцева

Европа.RU 92/2015

Анджей Вайда: „Я считаю Сокурова одним из наиболее талантливых кинотворцов в мире. Его „Русский ковчег” восхитил меня. Это самый оригинальный фильм из тех, что я видел в последние годы. В нём нет болезненных, а часто бесплодных возвращений в прошлое, расчётов с тем, что уже минуло. Сокуров как настоящий художник начинает с себя и обращается к тем, кто жаждет искусства, а не информации”.

 

Реклама