Home

26-27 Cybart (3)

К концу 1914 года в бывшем Царстве Польском российско–германский* фронт остановился на реках Бзуре, Равке и Ниде. Началась позиционная война. А в занятой недавно Лодзи население, состоящее по большей части из людей немецкого происхождения, …тосковало по российским порядкам!

Один из крупнейших промышленников города, фабрикант Георг Громан, записал в своих воспоминаниях: „Теннисный клуб в Хеленове. Протоколы заседаний клуба велись по-немецки. Но когда в декабре 1914 года немцы заняли Лодзь, протоколы стали записываться по-русски. Господа члены клуба считали, что положение временное, и что им надо быть лояльными по отношению к русским”.

Люди хранили русские деньги, с недоверием относились к новой, немецкой валюте. Прусскому начальнику Велюнского уезда пришлось, например, в конце апреля 1915 ПОВТОРНО (выделено в оригинальном тексте документа – прим. автора) напомнить населению, что на территории, занятой войсками кайзера, немецкая монета является единственным платёжным средством. На 9-ом месяце немецкой власти люди всё ещё предпочитали рассчитываться в деньгах Российской империи! Прежний уклад общественной жизни сохранялся вплоть до начала „польских” времён. Видимо, жителям не хотелось верить, что прежняя жизнь уже не вернётся. В повседневном общении сохранялся русский язык, и особенно – в государственных учреждениях. Новым властям приходилось то и дело напоминать населению, что „пользоваться русским языком во время административных действий запрещается. Особенно войтам и солтысам обращается на это внимание, одновременно запрещается пользоваться русским во время школьного обучения”. А ведь прошло уже больше полугода после ухода российских войск и царской администрации, и это происходило на этнически польских территориях.

А тем временем на восточном фронте продолжалось временное затишье. Это сегодня легко нам сказать – „затишье”. Только на реке Равке и только за два первых месяца нового, 1915-го года в 11-ти российских дивизиях погибло 40 000 солдат, а  9000 воинов попало в плен. Резня продолжалась. Одно только не давало немцам сна и покоя – это присутствие Первой русской Армии в Восточной Пруссии. Немцы прекрасно понимали, что пока угроза активных действий на севере не исчезнет, они не смогут спокойно передвигаться в восточном направлении. Сначала пробовали выманить эту Армию на юг, а когда не удалось – то решили разгромить её на месте. С этой целью 31-го января 1915-го  года произвели под Болимовом газовую атаку на русские окопы, и перешли к иммитации широкого наступления на Варшаву. Но первое на восточном фронте использование боевых газов не привело к желаемому результату – снаряды падали в глубокий снег и часть из них вообще не взрывалась, а те, которые взорвались, не причинили русским войскам вреда. Немецкая пехота, которая перешла в наступление после артиллерийской и газовой подготовки, потерпела поражение. Бои над Равкой продолжались до 5-го февраля, но, кроме большого числа жертв по обеим сторонам фронта, ни к каким результатам не привели – Первую Армию из Восточной Пруссии выманить так и не удалось.

Седьмого февраля началось немецкое наступление на Мазурах. За три недели немцам удалось окружить Первую Армию в Августовской пуще, в результате чего большинство русских войск к 27-му февраля капитулировало. Немцы захватили много русского оружия и взяли около 100 тысяч пленных. Только тогда русские окончательно покинули Восточную Пруссию.

26-27 Cybart (2)

В это же время немецким командованием был впервые использован „невоенный” приём, который должен был привести к массовому истреблению противника. Речь идёт о газовой атаке. В конце мая (31.V 1915) ночью впервые был употреблён хлор. На сидевших в окопах русских солдат было выпущено 264 тонны этого газа. На месте за считанные часы мученической смертью погибло более 10 000 солдат российской армии. Вид побоища был столь ужасающим, что немецкие солдаты прекратили наступление и… бросились спасать умирающих. Жертвами газа стали также жители близлежащих деревень.

К слову, автором идеи использования хлора против людей был немецкий профессор Фриц Хабер. Во время третьей газовой атаки 12-го июня он самолично наблюдал за действием газа на „живую силу противника”, прогуливался по полю сражения и …остался очень доволен результатами. После окончания войны Хабер получил Нобелевскую премию, а в 1920-х годах изобрёл печально известный газ Циклон-Б.

Всего газовых атак на этом фронте было пять. Со временем жертв было меньше, потому что русские солдаты на ходу учились защищаться от газа.

Летом фронт двинулся на восток. Для русских войск это было не бегство, а  планомерное отступление на новые позиции. Одновременно происходила эвакуация учреждений, школ, православных приходов и сельского населения (сегодня это явление известно как „беженство”). 5-го августа немцы вошли в покинутую русскими Варшаву, а через 20 дней, после многочисленных стычек на территории сегодняшних мазовецкого, подляшского и люблинского воеводств, вступили в Брест. Ранее были эвакуированы две другие крепости: Модлин и Осовец. Немцам удалось взять в бою только одну русскую крепость – Гродно (4-го сентября 1915), остальные же были оставлены русскими войсками в результате отступления.

Что было причиной отступления? Ведь солдаты и офицеры царской армии сражались профессионально, часто проявляли героизм, не жалели, как говорится, ни крови, ни пота! И вдруг за первый год войны отдали немцам немалую территорию! Одной из причин было выравнивание линии фронта, что являлось довольно мудрым решением, позволившим остановить неприятеля на продолжительное время и удерживать эту линию вплоть до большевистского развала русской армии. Но были и недостатки, которые дорого обошлись солдатам. Случались бездарные командующие, плохо налаженное снабжение боеприпасами. Посторонний наблюдатель, поляк Коссаковский, записал, например, такие слова: „Сегодняшний день стал позорным для артиллерии! Здесь, под самыми фортами крепости (в Бресте – прим. автора) у батарей не было снарядов! Кто поверит, что не было в этом измены!?”.

23-го августа 1915-го года Великий Князь Николай Николаевич был снят с поста предводителя всех русских армий в Европе. Армию возглавил сам Государь Император. Шефом ставки был назначен генерал Михаил Алексеев. Фронт остановился тогда на линии от Рижского пролива, Дынебург, Барановичи, Пинск, Тернополь вплоть до Буковины на границе с Румынией. На территории сегодняшней Польши всё было оккупировано немцами и австрийцами, и так продолжалось до ноября 1918-го года.

Итак, фронт прошёл через польские земли, но война продолжалась, и множились проблемы, которые она несла. Началось время оккупации. Но в массовом сознании польского населения ещё теплилась надежда на возвращение русских войск и восстановление довоенного порядка.

                                   Марк Цыбарт, опубликовано в ER N 87/2015

* здесь и далее автором использованы также определения «русский» и «немецкий», принятые в начале XX века, в значении „российский” и „германский”

 

Реклама