Home

KOLADA_Коляда_1

Варшавский театральный фестиваль, посвящённый творчеству уральского драматурга и режиссёра Николая Коляды открылся спектаклем „Ревизор”, поставленным им в театре „Studio”. И это был выбор режиссёра.

Во-первых, потому что пьеса „известна до невозможности”. Во-вторых, если Чехов остаётся в репертуарах всегда, то Гоголь появляется только тогда, когда приходит время его сатиры. А ещё потому, что Гоголь – великий писатель. Классик русской и украинской литературы. И это сегодня тоже в тему…

Правда, „Ревизор” в интерпретации Коляды имеет немного общего с известными уже постановками его предшественников. Есть даже такой анекдот, который рассказывают театралы в Москве: диалог перед началом „Ревизора” Коляда-театра:

– Произведение читал? – Конечно! – Так вот, забудь.

KOLADA_Коляда_3

И действительно, на сцене – настоящее шоу, с большим корытом самой настоящей грязи, кричащими „а-ля-рус” платками, оцинкованными вёдрами и декорациями, собранными на ближайшей свалке. Глядя на это буйство красок и эмоций, ты понимаешь, что театр можно сделать, где угодно и из чего угодно. Но это должен быть живой театр, театр с живыми глазами. А у Коляды актёры играют так, что у них всё внутри пылает, а у зрителей захватывает дух…

KOLADA_Коляда_2

Это о нём – о драматурге, режиссёре и руководителе собственного театра в Екатеринбурге – о Николае Коляде – десять лет назад в России был снят документальный фильм, который назывался  „Ужас, летящий в ночи”. И это название как нельзя лучше передаёт живой, экспрессивный, резкий и очень самобытный характер главного героя, который вот уже три десятилетия нарушает все возможные правила и устоявшиеся каноны театральной жизни.

И вот этот „Ужас”, то бишь Николай Коляда, несколько месяцев провёл у нас, в Польше. Сначала в Гданьске, поставив спектакль „Корабль дураков” (Statek szaleńców), а потом в Варшаве, где задержался уже подольше.

Октябрь в театральной Варшаве прошёл под знаком Коляды: полный аншлаг в театре „Studio” все десять дней, когда проходил фестиваль, названый его именем, а это более шести тысяч зрителей! Премьера „Ревизора” того же театра, мастер-классы Николая Коляды с молодыми варшавскими актёрами, чтения новых пьес его учеников, дискуссии, кинопросмотры, концерт рок-группы и четыре спектакля екатеринбургского „Коляда-театра”. И ко всему он имел отношение: или как драматург, или как режиссёр, или как герой фильма, или как глава творческой мастерской, или как актёр.

Эту редкую, и поэтому запоминающуюся, фамилию впервые я услышала лет 30 назад, когда мы жили с ним в одном городе. Совсем ещё молодой актёр Коля Коляда довольно „шумно” искал своё место в творческой и в обычной жизни и уже тогда доставлял немало хлопот кураторам социалистического творческого процесса на Урале. Некоторое время выход своей неуёмной энергии и необузданной фантазии Николай находил в „домкультуровской” агитбригаде, которая тут же стала заметным явлением и …головной болью чиновников.

За прошедшие годы Николай превратился во всемирно известного драматурга, написавшего более 110 пьес, режиссёра, основавшего свой театр и преподавателя, создавшего свою, уральскую, школу драматургии. И вот эти-то его ученики, реализуя заветы своего учителя, подарили миру новое театральное явление, которое так и называют „колядовщина”: кто с иронией, а кто с уважением.

Наш разговор состоялся после генеральной репетиции „Ревизора”, незадолго до полуночи, в варшавском театре „Studio”.

ER: Вы всегда и везде в тюбетейке. Это Ваш творческий оберег?

– Во-первых, потому что я из Казахстана, во-вторых, я вообще люблю головные уборы, и в моих спектаклях есть сцены, где герои объясняются в любви без слов, только примеряя друг на друга немыслимые шляпки и шапочки. А в-третьих, мне кажется, это знак принадлежности к богеме… (улыбается)

ER: В „живом журнале” Вы написали, что Вам так нравится в Польше, что уезжать не хочется. Что именно вызвало такую реакцию?

– Желание „подсластить” полякам за их отношение ко мне и насолить моим коллегам в России. Показать, что меня здесь чуть ли не носят на руках.

ER: В Польше Ваши пьесы идут почти в каждом театре, да и Вы успели поработать во многих. Куда любите возвращаться? На какой театр не жалко своего времени?

– Мне здесь везде хорошо… Первый раз я согласился приехать в Польшу, чтобы… отдохнуть. До этого я девять лет не был ни одного дня в отпуске. Постоянное напряжение – должен был выжить не только я, но и мой театр. Скажу Вам, что деньги, которые я здесь получаю, раза в три меньше, чем я бы получал в России. Но я люблю сюда приезжать.

ER: Вы никогда не скрывали, что драматургия для Вас – это ремесло, и пьесы пишете для денег. Но как сказала великая Раневская, деньги уходят – позор остаётся. Было ли с Вами такое?

– Ну, это она очень круто сказала… Делайте так, чтобы не было позора!

ER: Как Вы считаете, почему Вы так популярны в Польше?

– Наверное, пьесы хорошие. Сюжеты общечеловеческие. И мне нравится, что здесь, образно говоря, нет „балалаек” на сцене: мои пьесы живут своей „польской” жизнью.

ER: Вы – человек деятельный, в своём театре всё делаете сами, буквально своими руками. А здесь у Вас целая группа помощников и специалистов. Куда вы расходуете свою энергию?

– На преодоление языкового барьера. Нужно всё самому показывать. Матом, опять же, нельзя ругаться…

ER: Вы – бунтарь сам по себе, дома не упускаете возможность „выпустить пар”. А в Польше, где всё так спокойно, уравновешенно, находите поводы для выхода эмоций?

– Да, вот несколько дней назад не выдержал, так заорал! На русском, конечно: „Как вам не стыдно!” И речь не шла об игре или о спектакле, только о неуважительном отношении к коллегам, которые на сцене душу и сердце рвут, а они за кулисами базар устроили. Это моё кредо: театр рождается из тишины…

KOLADA_Коляда

ER: Говорят, что Коляда – человек конфликта и что Вы с половиной театральной России просто не здороваетесь. Или они с Вами. Кто эти люди?

– Те, кто ругают моих учеников. У меня более 20 учеников – это моё богатство. Меня можете ругать, обзывать сколько хотите, я уже привык. Но моих учеников  – не тронь! А почему у меня столько учеников? Потому что умею хвалить…

ER: Вы любите готовить, а это правда, что готовите борщ для зрителей?

– Да, у нас даже есть „суп-театр”, когда мы зрителей моим борщом угощаем, и „чай-театр”… Мы придумываем разные штучки, только чтобы о нас каждый день писали!

ER: А что из блюд получается у вас лучше всего?

– Пицца, наверное. Она же из просроченных продуктов готовится. Я из очень бедной семьи, и эта экономность во мне осталась.

ER: Вы не производите впечатления человека верующего, а вот церковь в Кустанайской области восстановили…

– Да, как-то мама в конце 90-х сказала, что ж ты, Коленька, ездишь по миру, деньги зарабатываешь, а церкви у нас нет. Разрушена. И тогда, в 1989 году я создал общество по восстановлению церкви и внёс первый взнос, 5000 рублей. Тогда это стоимость машины была. Церковь давно работает. Правда, мама уже умерла, но там живут папа, брат, родня…

ER: Вы очень популярны среди местных журналистов. Отличаются ли их вопросы от вопросов российских журналистов?

– Да, здесь все спрашивают о политике. Я выкручиваюсь, как уж на сковородке. И всегда предлагаю говорить о театре!

ER: У Вас более 100  пьес, а есть любимая? – „Мурлин Мурло”. И несколько сказок, вот например,  „Сказка о мёртвой царевне”…

ER: Почему начали писать и ставить пьесы-сказки?

– Да потому что сказки рубль в кассу несут! И авторские платить никому не нужно…

ER:  Вы всегда „плыли” против течения. У Вас была бурная молодость, а потом с первой пьесы – огромный успех, на гонорары от своих пьес Вы содержите свой театр, а сейчас вот даже фестиваль вашего имени. Как бы Вы сами это оценили?

– Я всегда жил да не оглядывался. Как дурачок…

В рамках фестиваля прошёл просмотр и того знаменитого фильма Марии Чувайловой о Николае Коляде, где мы видим его в повседневной жизни: моющего полы в своей скромной квартирке, покупающего на блошином рынке старые подковы (для театра на счастье), тюль и китайские шарфики (реквизит для театра), вязаные бабушками воротнички (для костюмов пригодятся, опять же). Не скрывает, что «усугублял» в молодости. Жил в комуналке, в полной нищете. На первый гонорар купил джинсы, ботинки и цветной телевизор. Смотрел на себя в зеркало и не мог поверить, что за его писанину кто-то даёт деньги… С чиновниками и тогда, и сейчас не сходится „по этическим и эстетическим соображениям”. Самый яркий кадр из фильма десятилетней давности: сидящий за решёткой в подвале, охраняющий свой маленький театр от местных бандитов всемирно известный режиссёр, чьё творчество изучают во всех театральных институтах мира… И фраза из фильма:

– Ну, Коляда, понятно — „грязнуха-чернуха-порнуха”, Коляда – это ужас, летящий на крыльях ночи… С одной стороны, можно смеяться. А с другой – это больно до невозможности!

…Сегодня жизнь, вроде, налаживается после 30-летней борьбы один против всех. В этом году его труппа переехала в новое здание, специально отремонтированное для „Коляда-театра”. Европейские и московские гастроли, варшавский десятидневный фестиваль, многочисленные призы его учеников на различных конкурсах. Его очень любят корифеи российского театра Галина Волчек и Роман Виктюк. И как заключение:

– Пишу всё время. Назло всем, кто меня не любит. Я люблю всех злить, – не скрывает Николай.

…Закончился фестиваль, Николай Коляда вернулся в свой родной Екатеринбург, оставив после себя в театре-студии „Ревизора” с гениальным Эриком Кульмой в главной роли, кстати, он выбрал его из 90 претендентов; десятки прямо противоположных рецензий, тысячи удивлённых зрителей и лёгкое недоумение своих коллег по театральному делу. Но, конечно, он ещё не раз к нам вернётся.

Ирина Корнильцева, фото предоставлено театром „STUDIO”

Опубликовано в ER N 86/2014

Реклама