Home

Michal Szpak_Михал_Шпак_maly

 

Михал Шпак – без сомнения, один из самых колоритных персонажей на польской музыкальной сцене.  О своих планах на будущее, о концерте в Москве и о фестивале песен на русском языке в Зелёной гуре с Михалом Шпаком разговаривает  создатель сайта muzykarosyjska.pl Михал Бобер.
MБ: После победы на фестивале ты выехал из Зелёной Гуры не только с „золотым самоваром”, но и с довольно крупным денежным призом.  А на что предназначишь эти деньги?

– Первое, что я уже сделал – купил велосипед, на котором буду ездить по Варшаве, где я начал новую жизнь…

MБ: А что сказала мама, когда ты позвонил ей из Зелёной Гуры?

– Ей очень понравилось, несмотря на то, что мои родители всегда очень критично подходят к тому, что я делаю. Конечно, они меня очень поддерживают, но если уж им что-то не нравится, то они всегда об этом скажут.

MБ: Польские СМИ писали о твоём выступлении в Москве, но я не нашёл информации, какова была цель твоей поездки…

– Вообще-то это был  III чемпионат мира по футболу среди артистов, а между матчами все страны, которые в нём участвовали, представляли своих артистов. Из Польши был также Рафал Бжозовский, Фэрид Лакхдар и группа Chemia.

MБ:  Интересно, а как россияне реагировали на твой необычный вид?

– Когда я гулял, то многие подходили ко мне и делали фотографии со мной! Даже туристы из Японии и других азиатских стран. Часто меня останавливали и спрашивали, чем я занимаюсь. Отвечал, что пою и участвовал в X Factor. Тогда они просили адрес моей интернет-страницы, чтобы могли посмотреть мои выступления и послушать записи. А поскольку со мной в Москву ездили участницы моего фан-клуба, то они запаслись большим количеством визитных карточек, которые раздавали всем желающим. Там я встретился только с положительной реакцией, а „Очи чёрные” во время концерта пел со мной весь зал!

MБ:  А чувствовал ли ты разницу в восприятии тебя жителями российских и польских городов?

– Не могу это оценить, к сожалению. В Варшаве люди не обращают на меня уж так сильно внимание, потому что тут каждый спешит-бежит куда-то. Москва – тоже огромнейший город, и там тоже столичная суета. Да и был я там только в местах, заполненных туристами… Но мне показалось, что ментально мы очень похожи.

MБ:  Давай вернёмся на минутку к фестивалю в Зелёной Гуре. До сих пор довольно большая группа людей его критикует. А как ты считаешь, этот фестиваль нам нужен, есть в нём смысл?

– По-моему, каждое проявление культуры и соединение культур между собой само по себе уже замечательно. Это нужно, чтобы узнать культуру другой страны. Русскую культуру люди старшего поколения помнят. И я лично за то, чтобы эти фестивали проходили регулярно. Для меня – это очень важное событие. Я вообще люблю выступать, люблю блеск камер, телевидение, зрителей. А в Зелёной Гуре сама атмосфера на фестивале была отличная!

MБ:  Кто-то тебе помогал с русским языком во время подготовки к фестивалю?

– Да, у меня есть хорошая знакомая, которая родилась в Москве, а сейчас учится в Варшаве. Она помогла мне с фонетикой, а потом ещё одна участница моего фан-клуба, которая хорошо знает русский, поправляла мои ошибки. На счастье, текста было не очень много. Несмотря на то, что русский язык совсем не так прост, как нам иногда кажется, мне всё же удалось с ним справиться…

MБ:  Как по прошествии времени оцениваешь свою историю, связанную с X Factor?

– Я никогда не был большим фаном таких телевизионных шоу. Но когда увидел британский выпуск этой программы, захотелось попробовать. Поэтому ждал, когда придёт X Factor в Польшу. А вообще-то это был мой первый подобный „конкурс”. За следующими выпусками я уже не следил, наверное, потому, что ничего не привлекло моего внимания. Мне кажется, что такие программы должны больше „продвигать” людей с ярко выраженным творческим лицом, а не „чистые листы” с правильными голосами.

MБ: Действительно, трудно с тобой кого-то сравнить…

– К счастью!

MБ:  Прошёл уже не один год после твоего успеха в X Factor . Что с тобой происходит? Ты дозреваешь как артист? Что оказывает влияет на твоё развитие?

–  Конечно, влияет на меня практически всё. В Польше, к сожалению, трудно быть артистом, потому что у нас чем человек более незамысловат, тем лучшим материалом он служит для того, чтобы из него что-то вылепить для нужд музыкального рынка. Мои же возможности трудно „склассифицировать”, хотя специалисты говорят, что я могу спеть всё. И в этом проблема. У нас чем более ярко выражено творческое „я” артиста, тем больше его „душат”. Я это по себе заметил и пытаюсь с этим бороться. Я уверен, что самобытные люди, которые не похожи на других, имеют огромное влияние на людей. Поэтому я стараюсь нести со сцены только положительные эмоции и стараюсь передать такие чувства, которые будут рождать только добро…

MБ:  Что ты больше любишь: работу в студии  или концерты?

– Работа в студии мне нравится, но только когда работаю над материалом, создаю музыку. Но там нет живых эмоций. Это не моё, хотя я и люблю студийные эксперименты. Но всё же больше люблю выступать на сцене.

MБ:  А кто тебе помогает в выборе имиджа, твоего внешнего вида? Или ты сам „и швец, и жнец, и на дуде игрец”?

– Всё, что вы видите – это только мои идеи. Правда, на фестиваль в Зелёной Гуре костюм выбрать мне помог Стефано Терразино. Но вообще-то я не сотрудничаю ни с одним стилистом, и только потому, что считаю, что в Польше нет хороших стилистов. А кроме того, люди хотят мне  навязать свой стиль, а это никак не согласуется с тем, что и как я чувствую. Не считаю, что я одеваюсь как-то из ряда вон, и при этом я остаюсь верен своим представлениям о том, как я должен выглядеть.

MБ:  А у Михала Шпака есть свой идол?

– Честно говоря, нет такого артиста, на которого я бы хотел быть похожим. Хотя есть несколько, которые меня вдохновляют, вызывают у меня положительные эмоции. Люблю оркестровую музыку… Мои музыкальные предпочтения очень разбросаны. Люблю слушать Шопена, а с другой стороны, с удовольствием слушаю Lady Gaga.

MБ:  А ты думал о том, чтобы уйти из поп-музыки и создать, например, „Театр песни Михала Шпака”? Для того, чтобы стать абсолютно независимым артистом – от прессы, от звукозаписывающих фирм?

– Очень люблю атмосферу мюзиклов, джазовую музыку, оперную, готик-рок, в которых чувствую себя гораздо лучше. Всегда об этом думал, потому что это для меня настоящая музыка. Не скажу, что мне сильно нравится синтезатор, но я люблю экспериментировать. Но, скорее, для себя. В Польше я не найду столько денег, никто не хочет в это „играться”, потому что не найдётся столько желающих это слушать. А я сам не в состоянии это профинансировать. Наш рынок, к сожалению, мал для этого. В России, мне кажется, это выглядит совсем по-другому. Там больше денег. Там если ты „звезда”, то всё к твоим ногам…

MБ:  Думаешь о карьере за границей?

– Очень хотел бы попробовать свои силы ещё и там…

 

Михал Бобер

Европа.RU N 79/2013

 

 

Реклама