Home

 

brylskaНе так давно в России проводился опрос общественного мнения: „Кого из знаменитых поляков вы знаете?” Самой известной из польских женщин оказалась Барбара БРЫЛЬСКА. Сегодня Барбара БРЫЛЬСКА – наш гость.

Впрочем, „покорила” – не совсем верное слово. „Она появилась в нашей жизни не завоевательницей, не повелительницей, а скорее той самой богиней в лёгком пальтишке, про которую пел Булат Окуджава:

 „…В какое-то мгновенье

Она возникла из ночных огней

Без всякого небесного знаменья…”.

Нужно было обладать умом и великолепной интуицией Эльдара Рязанова, чтобы понять: на роль Нади не годится ни одна из звёзд отечественного экрана. Нужна „чужачка” – но только особая, душевно близкая. Только так можно поверить в несбыточное счастье, которое ждёт тебя совсем рядом, в точно такой же квартире, как твоя собственная. Только её пленительная нежность, тонкость, очарование могли убедить: счастье и впрямь где-то рядом…

ER: Знаю, что Вы часто бываете в России. Когда Вы были там в последний раз?

В мае прошедшего года. Ежегодно меня приглашают на фестиваль „Золотой Витязь” и каждый год он проходит в новом месте. В этом году я не могла его пропустить, потому что он был организован  в Иркутске  над Байкалом. Я сделала всё возможное, чтобы туда поехать. Каталась по Байкалу, собственными глазами увидела Ангару… Это было незабываемо. И, знаете, дело даже не в природе. По большому счёту, вода всегда похожа на воду, а берег –  на берег. Но само осознание того,  ГДЕ  ты находишься!

ER: Не все здесь, в Польше, знают о том, что Вы постоянно получаете предложения от российских режиссёров. В последнее время Вы даже сыграли в российском театре.

Представляете – первый раз в жизни! Это совершенно невероятная история, но свою первую настоящую роль в театре я сыграла именно в России.

После того, как я закончила театральную школу, у меня никогда не было контакта с театром. Театр меня не интересовал. Я мечтала играть в кино, путешествовать и знакомиться с новыми людьми. Мои мечты исполнились. Театральные роли мне не раз предлагали, но я никогда не соглашалась. А тут меня купили!

ER: Купили? Чем?

– Деньгами.

ER: А пьеса называлась …

„Квартет” Рональда Харвуда.

ER: Как Вам понравилась в роли театральной актрисы?

Это была самая тяжёлая работа в моей жизни! Я уже не говорю о том, что я должна была так выучить текст по-русски, чтобы не быть хуже моих коллег по спектаклю: Светланы Крючковой, Кахи Кавсадзе, Игоря Дмитриева… К тому же, в отличие от них  я не могла импровизировать на чужом мне языке.

„Квартет” был мне знаком по польской сцене: спокойный спектакль, камерный такой… Действие происходит в Доме для престарелых. Боже, постановка Романа Мархолиа  не имела ничего общего с тем, что я видела! Там были песни, танцы – просто тяжёлая физическая нагрузка! Но зато у меня были прекрасные костюмы.

ER: Когда я позвонила Вам первый раз, Вы сказали, что не даёте интервью. Почему, если не секрет?

Я тяжело пережила появление в российской „Экспресс-газете” интервью, которого никогда не давала. К тому же,  его  перепечатала одна очень крупная газета в Польше. Это было очень неприятно.  В общем, после некоторого перерыва, я согласилась на разговор только с одним голландским журналистом. А теперь с вами,  с „Европой.RU”.

ER: Спасибо за Ваше доверие. Кстати, как Вам сегодняшняя Россия?

Внешне там всё изменилось: идёшь вечером по Москве – настоящая Европа. Как у нас. Хотя, нет, Москва более красивая и монументальная, чем Варшава. Но я не смогла бы жить в Москве – эти ужасные расстояния… К друзьям можно выбраться только в выходные и то – с ночёвкой!

ER: У Вас много друзей в России?

Много. Хотя часто – это, так называемые „сезонные друзья”: приезжаю в Россию всегда на какое-то время, не успеем подружиться, а я уже еду домой, и неизвестно, когда снова увидимся. Да и увидимся ли вообще? Хотя есть несколько человек, с которыми я стараюсь встретиться каждый раз, когда приезжаю в Россию. Среди них –  Светлана Богуславская, которая работала ассистентом режиссёра на съёмках „Иронии судьбы или С лёгким паром”…

ER: Я была уверена, что название этого фильма рано или поздно прозвучит в нашем разговоре!

Весь этот фильм – это ещё одна совершенно невероятная история! Думаю даже, что —  единственная в мире. Хотя успех этот не зависил от меня…

ER: Протестую!

Я сыграла в более чем 70-ти фильмах и ни один из них не произвёл такого фурора. Это  — феномен.

Барбара Брыльска brylska bw

ER: А как у Вас тогда обстояли дела с русским языком?

Конечно, хуже, чем сейчас. Но мне всё-таки удалось договориться с Эльдаром Рязановым, который позвонил мне лично (!) и сказал, что только от меня зависит, исполнится его мечта или нет. Дело было так: он хотел, чтобы именно я играла роль Нади. А все остальные были против этой идеи: разве в такой огромной стране, как СССР, не найдётся актрисы на главную роль в фильме?!

Поэтому Рязанов сказал мне: „Ты должна показать им, что ты – вне конкуренции”.

Вообщем, состоялась проба, после которой Рязанов подошёл ко мне, обнял и сказал: „Я  спокоен!” Мне  так  повезло в жизни! Сколько я получила благодаря этой роли друзей, поклонников, популярность!

ER: Почти тридцать лет каждый год  31 декабря вся Россия смотрит „Иронию судбы”… Большинство из нас и любит его потому, что верит: в России  такое может произойти… А в Польше?

Почему бы и нет? Сценарий, конечно, был бы немного другим: не было бы бани, перезда на новую квартиру в канун Нового года… В фильме вообще есть масса вещей, которые характерны только для России.

ER: Как приняли фильм в Польше?

Никак. Показывали его здесь несколько раз. Я не припомню, чтобы были какие-то отзывы или рецензии в газетах. Здесь этот фильм просто не заметили.

ER: А может, просто не поверили в эту сказку? Но вернёмся к роли Нади. Все мы знаем, что пела она голосом Пугачёвой. Но когда смотришь фильм, не покидает ощущение, что поёт всё-таки Барбара Брыльска…

Я действительно пела эти песни во время съёмок и у меня даже неплохо получалось. Дело в том, что в первоначальной версии, я и петь и говорить должна была сама.

Наденька, по замыслу режиссёра, была учительницей… польского языка! Но кто-то решил, что Надя должна преподавать русский и, следовательно, не может говорить и петь с иностранным акцентом. И  Алла Пугачёва блестнула в фильме. В то время она  была ещё никому  неизвестная – Рязанов увидел её в каком-то ресторане. Я с ней тоже встречалась один раз. Сейчас она – настоящая звезда.

ER: Многие признавались Вам в любви после „Иронии судьбы”?

Кто же считал?! Это было прекрасное время. Мне удалось пережить в жизни то, что недоступно для миллионов простых женщин. Но за всё надо платить. Человек привыкает к хорошему. Потребности растут, а возможностей становится меньше… Например, как долго можно быть молодой и вызывать восхищение мужчин?

ER: В последнее время заметно меняется отношение поляков к России. Что Вы об этом думаете?

Политика – это такая штука, которая легко может поссорить народы между собой, и так же легко может их подружить. Например, ну чем виноват русский народ, что советская армия была агрессором? Это такие чудесные люди! Мы все — славяне и у нас похожее мышление, романтическая натура…

Я никогда не интересовалась политикой. За что, в свою очередь также поплатилась. Многие были недовольны тем, что я играла в Советском Союзе и даже получила там Государственную премию. Не говоря уже о массе сплетен о мне . К тому же, я не участвовала в движении „Солидарность”…

Это всё , по-моему, и привело к тому, что в Польше у меня был перерыв в карьере.

Я всегда была спонтанна, не играла в жизни и не была расчётлива. Поэтому могу спокойно смотреть себе в глаза… в зеркале.

А в России я всегда чувствовала себя чудесно. С каждой поездки в бывший СССР я привожу такой огромный заряд положительной энергии! Можно сказать, что там я обрела свою вторую родину:  столько тепла и любви я получила там.

ER: Это правда, пани Барбара. Мы Вас все очень любим!

 

Инна Швыдко

brylska z synem

Фото из личного архива Барбары Брыльской

опубликовано в ER N 16/2005

Реклама